Восходя на танцевальный Олимп

Как сейчас помним: 2002 год, апрель, VI Международный балетный фестиваль, «Баядерка»… Премьера одного из самых блистательных сочинений Людвига Минкуса прокатилась волной виртуозных па, изысканных сюжетных наслоений и до безумия выразительных тем. «Ничто не забыто – ни танцы, ни миманс, ни слон, ни шахматы, ни тигр, ни алмеи с попугаями. Все пущено в дело, «как учили». Трудно представить, чтобы в каком-то из нестоличных театров страны сумели бы сегодня поставить и исполнить балет такой красоты и силы», — сыпалось со страниц прессы. С того удивительного вечера прошло более десятка лет. Многое изменилось, на репертуарной башне зажглись гирлянды новых спектаклей, но воспоминания о чудесном событии, событии с большой буквы, по сей день горят внутри каждого из нас. Вечер 29 мая нахлынул ретроспективой в хореографическое прошлое республики, взбудоражив в исполнительских и зрительских душах вечное, светлое и незабвенное. А «виной» тому стала заслуженная артистка России и Чувашии, лауреат Государственной премии Творческий вечер Татьяны АндреевойЧувашии Татьяна Андреева. Творческий вечер примы можно было сравнить с восхождением на вершину танцевального Олимпа. Ведь только там, под куполами божественных облаков, царит подлинная гармония… гармония классики. С одной стороны, в век нестандартов и антиакадемизмов, экспериментальных смелостей и категоричных взглядов подобный расклад несколько обескураживает. Дескать, неужели такое ещё сохранилось? Но, с другой стороны, всё получается как нельзя более логично и закономерно: солисты «по типу» Татьяны Андреевой всегда «ратуют» за классику, не изменяя своему воспитанию, творческому мировосприятию и некой хореографической дисциплинированности, которой нам так не хватает сегодня. Именно это отметили в своих поздравлениях Министр культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашии Вадим Ефимов и старший коллега нашей примы, восхитительный премьер, народный артист Чувашии Юрий Свинцов.
Итак, на сцене Чувашского государственного театра оперы и балета раскинулся аляповатый, испещрённый восточными узорами ковер Второго акта «Баядерки». Органично и образцово звучал дуэт Гамзатти и Солора в воплощении Марианны Чемалиной и солиста Пермского академического театра оперы и балета им. П. Чайковского, лауреата международных конкурсов Сергея Мершина. Ослепительной вспышкой засветились Золотой божок, окружённый шумной толпой индийской детворой, и необузданный Индусский танец. Заслуженная артистка России и Чувашии Елена Лемешевская как всегда высекала искры энергии, экзотического темперамента и внутреннего жара. Её неукротимую, поистине дикую страсть «подзадоривали» Карим Мубаракшин и Булат Гатин, неистово бьющие в таблы и ни на минуту не прекращающие свой бег. Но кульминационным центром этой калейдоскопичной картинности прорвалась, конечно, Никия. В претворении Татьяны Андреевой героиня была подобна хрупкому хрустальному сосуду, до краёв наполненному горечью и невыразимой, щемящей тоской. Она подступала к горлу и извергалась в пронзительный монолог, переплетающийся с печальной песней виолончели. Низкая, приглушённая мелодия взметалась ввысь, словно встрепенувшаяся голубка, и тут же обессилено ниспадала в музыкальную пропасть, не в силах удержаться на пике.
Заслуженный деятель искусств Чувашии Ольга Нестерова обратила партитуру в траурный саван, будто заранее укрывающий Никию своим мертвенно холодным крылом. Но изломанные виолончельные фразы, беспомощно пытающиеся подняться из оркестровой бездны, лишь имитировали немое хореографическое соло. И даже залихватская предкаденционная весёлость обернулась весёлостью на грани… весёлостью, захлёбывающейся невидимыми слезами и бездонным отчаянием. Лёгким лебединым пером взметнулся Ноктюрн из «Шопенианы» в воплощении балетной труппы театра. Нежнейшим бисквитом, увенчанным четырьмя воздушными безе, задышал Па-де-катр на музыку Цезаря Пуни в исполнении Марианны Чемалиной, Анастасии Абрамовой, Анны Серёгиной и, конечно, Татьяны Андреевой. И вроде сделано всё возможное и невозможное, сказано много и веско, выверено точно до хореографического миллиграмма. А что же впереди? Только сказочный бал. Бал «Золушки» Сергея Прокофьева, о котором, наверное, мечтает каждая фрейлина великой Терпсихоры.

Мария МИТИНА

Вам понравилась статья? Поделиться!

0 comments on “Восходя на танцевальный Олимп

Leave Comment